Техническое знание: место и роль в жизни общества

Техническое знание: место и роль в жизни общества

Неудивителен, поэтому выбор темы философии техники и технического знания для аспиранта технического вуза, так как в этой теме затрагиваются если не все, то многие проблемы, с которыми ему неизбежно предстоит встретиться при осмыслении своей научной и профессиональной деятельности.

Необходимо отметить, то обстоятельство, что если наука - древний объект философского исследования, то техника и технические знания стали предметом профессионального философского анализа сравнительно недавно.

Долгое время само соединение слов философия и техника казалось противоестественным, так как термин “философия” является олицетворением теоретического освоения действительности, а термин “техника” – практического.

Однако, на современном этапе развития стало ясно, что развитие техники невозможно без глубоких теоретических исследований, а для проведения исследований необходима современная техника.

Конечно же, мыслители Древней Греции, эпохи Возрождения, и Нового времени обращались к рассмотрению теоретических и философских проблем техники, однако, первые зачатки именно “философии техники” возникли в XIX веке в Германии, Франции, в начале XX века - в России.

Середина нашего столетия породила могучий всплеск внимания к этой проблеме.

Мартин Хайдеггер, Карл Ясперс, Томас Веблен, Олвин Тоффлер и ряд других философов поставили острейшие проблемы об онтологическом статусе и генезисе техники, ее сущности, феноменологических характеристиках и перспективах будущего развития.

Бурное развитие и усложнение техники и технических знаний обусловило их всеобъемлющее влияние на современный мир.

Страны, обладающие передовой техникой и технологией имеют возможность доминировать в мире и диктовать свои правила другим, и к сожалению в какой-то мере и нам.

Определяющее воздействие техники испытывают такие социальные сферы и институты как экономика, экология, наука, политика и т. д.

Технические знания все глубже проникают в обыденное сознание людей. В нашем веке это принципиальным образом изменяет социальный статус техники, превращает ее в фактор, определяющий будущее человечества.

Немаловажно и другое обстоятельство.

Современная техника все больше создается усилиями коллективного творчества, особенно если речь идет о сложных системах. Она требует огромных затрат, нередко основывается на таких интенсивных процессах, которые могут быть опасны и разрушительны.

Техника всегда связана с человеком. Люди и техника взаимодействуют между собой не только на производстве, но и в быту, в повседневной жизни. Это общение усиливается вместе с растущей интеграцией техники в общественной жизни. В своей работе я постарался рассмотреть актуальные на сегодняшний момент вопросы техники и технических знаний: Во-первых, необходимо всесторонне рассмотреть понятие техники и технического знания в философии. Во-вторых, необходимо рассмотреть различные концепции и направления в философии техники, потому что без их усвоения невозможно нормально рассуждать о специфике технического знания. В-третьих, невозможно рассматривать технику и техническое знание статически, без учета их исторического развития.

Техника возникла и развивалась вместе с человеком, проходила в своем развитии различные этапы и формы.

Поэтому необходимо провести обзор истории развития техники и технического знания. В-четвертых, техническое знание не существовало первоначально, оно формировалось в процессе технической деятельности человека. В процессе формирования оно прошло путь от устной информации, передаваемой от поколения к поколению, до систематизированных технических наук, построенных по образу и подобию фундаментальных наук.

Поэтому вопрос формирования технического знания нельзя оставить без внимания. И, наконец, невозможно игнорировать чрезвычайно возросшее значение техники и технического знания как реальной социокультурной силы.

Необходимо рассмотреть вопросы ответственности и профессиональной этики инженерных работников.

Понятие техники и технического знания.

Понятие “техники” возникло еще в античном обществе и берет свое начало от греческого слова “техне”, означавшего умение, мастерство, искусную деятельность.

Однако к сегодняшнему дню содержание понятия “техника” необыкновенно расширилось и усложнилось, поэтому, дать его адекватное определение стало делом чрезвычайно сложным.

Многозначность в понимании техники и разнообразие определений техники неизбежно заставляет начать изучение проблемы с рассмотрения вопроса о том, какое содержание охватывает это понятие и обратить внимание на то, как в современных философских социологических теориях определяется термин “техника”. Прежде всего, обратимся к философскому энциклопедическому словарю.

Техника – (от греческого “техне” - искусство, мастерство, умение) – система искусственных органов деятельности общества, развивающаяся посредством исторического процесса опредмечивания в природном материале трудовых функций, навыков, опыта и знаний путем познания и использования сил и закономерностей природы.

Техника вместе с людьми, создающими ее и приводящими в действие, образует составную часть производительных сил общества и является показателем тех общественных отношений, при которых совершается труд; составляет материальный базис каждой общественной формации.[17 c.564] Таким образом, техника - это феномен, требующий детального анализа и глубокого философского осмысления.

Необходимо отметить особенность, заключающуюся в том, что хотя техника и яв л яется настолько ж е древней, как и само человечество, и хотя она так или иначе попадала в поле зрения философов, но как самостоятельная философская дисциплина философия техники возникла лишь в XX столетии, то есть философия начала изучать феномен техники с явным опозданием.

Античные концепции техники имели в виду скорее не технику, а искусство производства вещей, воплощающее в себе знание, подражающее природе и выступающее в качестве образца для понимания изменчивого природного бытия.

Французские и немецкие просветители, такие как Дидро и Даламбер, обратили внимание на ремесла и описали многие технические нововведения и изобретения.

Гегель в своих трудах связал возникновение машины с разделением труда, дал первый философский анализ орудийного отношения человека к природе.

Однако предпочтение, которое всегда оказывалось философией теоретическому знанию и разуму, теоретической установке перед практическим знанием и разумом, очевидно и было одной из причин того, что философия с явным опозданием обратилась к осмыслению феномена техники и роли техники в жизни человека. Роль Маркса в социально-философском анализе техники для всех философов, работающих в этом направлении, является неоспоримой.

Именно его труды сыграли громадную роль в повороте философии к технике. В них он дал не только экономический анализ роли машины в создании капитализма, но и показал разрушительное воздействие машинного способа производства на рабочего.

Первым, к то внес в заглавие своей книги словосочетание “Философия тех н ики”, был немецкий философ Эрнст Капп. Его книга “Основные направления философии техники” вышла в свет в 1877 году.

Несколько позже другой немецкий философ Фред Бон одну из г л ав своей книги “О долге и добре” (1898 год.) также посвятил “философии техники”. В конце XIX века российский инженер П.К. Энгельмейер формулиру е т задачи философии техники в своей брошюре “Технический и то г XIX века” (1898 год.). Его работы были опубликованы также на немецком языке.

Однако только в XX веке техника, ее развитие, ее место в обществе и значение для бу д ущего человеческой цивилизации становится предметом системат и ческого изучения. Не только философы, но и сами инженеры, начинают уделять осмыслению техники все большее внимание. Можно сказать, что в этот период в самой инженерной среде вырастает потребность философского осознания феномена техники и собственной деятельности по ее созданию. Часто попытки такого рода осмысления сводились к исключительно оптимистической оценке достижений и перспек т ив современного технического развития.

Одновременно в гуманитарной среде возрастало критическое отношение к ходу технического прогресса современного общества, и внимание привлекалось, преж д е всего, к его отрицательным сторонам. Так или иначе, в обоих случаях техника стала предметом специального анализа и исследования.

Сегодняшнее понимание термина “техника” имеет определенную преемственную связь с классическим его пониманием, с другой же стороны - оно в какой-то мере противоположно ему. Чтобы иметь четкое представление о сфере распространения технических явлений, более целесообразно поставить вопрос о тех сферах действительности, в которых может идти речь о технике сегодня. “Та сфера действительности, которая может рассматриваться как область существования техники, по мнению Хайнриха Бека [3, с.25] - это неорганическая материя. Так, мы говорим о строительной технике, такой, например, как создание железобетонных сооружений или машиностроение, о деревообрабатывающей технике, электротехнике, теплотехнике, технике создания синтетических материалов или о технике производства материалов всякого рода, от стали до синтетического каучука, короче, о физико-химической технике”. Многие подразделяют ее еще на энергетическую технику (технику превращения сил и энергии) и технику материалов (техника преобразования вещества). Во всех этих случаях речь идет о формах техники и физико - химически понимаемой области неорганического. И все же это - не единственная область проявления технического. В более широком смысле термина “техника” говорят также и о технике овощеводства, животноводства, о технике преобразования органической жизни в новые ее функции и формы.

Современное понятие “биотехнология” позволяет включать в предметное поле техники всю биологию. “Мы знаем также - если продолжить эту мысль - и о “технике” мышления и дискуссии, изучения и памяти (мнемотехника) и даже о “технике любви”. Говорят также о технике руководства людьми и государством, о технике живописи, рисунка, игры на фортепьяно и так далее. Эти примеры, а также такие обобщающие термины, как “психотехника” и “социотехника”, свидетельствуют о том, что техника проникает даже в области психического, духовного и социального с целью внести в них изменения” [3, с.25]. Поэтому “техника” и в современном ее понимании не является чем-то ограниченным лишь сферой безжизненной материи. Она, напротив, охватывает все известные сферы бытия и отношений между людьми. За всеми примерами техники, приведенными выше, лежит обширная сфера технических знаний и основанных на этих знаниях действий.

Поэтому Фред Бон придает понятию “техника” пре дельно широкое значение: “Всякая деятельность и прежде всего всякая профессиональная деятельность нуждается в технических правилах ”. Он различает несколько способов действия, придавая особое значение целенаправленной деятельности, в которой успех достигается указанием в предшествующем рассуждении руководящего средства. Это фактически задает границы между “техникой” и “не техникой”, поскольку к сфере техники может быть отнесен именно этот способ действия.

Технические знания воплощаются не только через т ех ни ческую деятельность в разного рода технических устройствах, н о и в статьях, книгах, учебниках и так далее, поскольку без налаженного механизма продуцирования, накопления и передачи знаний никакое техническое развитие в нашем современном обществе было бы невозможно. Это отчетливо понимал уже в конце XIX века немецкий инженер Франц Рело, выступивший в 1884 г. в Вене с лекцией “Техника и культура”: “Не вещи или изобретения, но сопровождающие их идеи представляют то, что должно вызвать изменения, новшества ... У нас пробило себе дорогу сознание, что силы природы при своих действиях подчиняются определен ным неизменным законам, законам природы, и никогда, н и при каких обстоятельствах не бывает иначе ” [8, стр.32]. Приобщение к технической цивилизации не дается одной лишь покупкой совершенных технических устройств – оно должно прививаться воспитанием, обучением, передачей технических знаний.

Доказательством этому служит, по мнению Рело, современный ему Китай, “где весь отличный европейский материал, приобретенный покупкою, оказывается, по-видимому, бесполезным перед правильным нападением ... ” западных стран. Но это же относится и к промышленной сфере. Как только Китай отошел от традиционной схемы “закупки ” на Западе машин и перешел к перестройке всей экономичес кой, образовательной и технологической сферы, сразу же наметился отчетливый технический и экономический рост.

Техника относится к сфере материальной культуры. Это – обстановка нашей домашней и общественной жизни, средства общения, защиты и нападения, все орудия действия на самых различных поприщах. Так определяет технику на рубеже XIX— XX столетий П. К. Энгельмейер: “Своими приспособлениями она усилила наш слух, зрение, силу и ловкость, она сокращает расстояние и время и вообще увеличивает производительность труда. Нако н ец, облегчая удовлетворение потребностей, она тем самым способствует нарождению новых ... Техника покорила нам пространство и время, материю и с и лу и сама служит той силой, которая неудержимо гонит вперед колесо прогресса ” [11, стр.68]. Однако, как хорошо известно, материальная культура связана с духовной культурой самыми неразрывными узами.

Например, археологи именно по остаткам материальной культуры стремятся подробно восстановить культуру древних народов. В этом смысле философия техники является в значительной своей части археологией технических знаний, если она обращена в прошлое (особенно в древнем мире и в средние века, где письменная традиция в технике еще не была достаточно развита) и методологией технических знаний, если она обращена в настоящее и будущее. Итак, подводя итог сказанному выше, следует отметить, что техника должна быть понята следующим образом Во первых, как совокупность технических устройств, артефактов – от отдельных простейших орудий до сложнейших технических систе м . Во-вторых, как совокупность различных видов технической деятельности по созданию этих устройств – от научно-технического исследования и проектирования до их изготовления на производстве и эксплуатации, от разработки отдельных элементов технических систем до системного исследования и проектирования; И, в-третьих, как совокупность технических знаний – от специализированных рецептурно-технических до теоретических научно-технических и системотехнических знаний.

Сегодня к сфере техники относится не только использование, но и само производство научно-технических зна н ий. Кроме того, сам процесс применения научных знаний в инженерной практике не является таким простым, как это часто думали, и связан не только с приложением уже имеющихся, но и с получением новых знаний. “Приложение состоит не в простом приложении наук к специальным целям”, - писал немецкий инженер и ректор Берлинского политехникума А. Ридлер. – “Раньше, чем делать такое приложение надо принять во внимание условия данного случая.

Трудность применения заключается в правильном отыскании действительных услови й данного случая.

Условно принятое положение вещей и пренебрежение отдельными данными условиями обманывают насч ет настоящей действительности.

Только применение ведет к пол ному пониманию; оно составляет высшую ступень познания, а общее научное познание составляет только предварительную ступень к нему ... Знание есть дочь применения. Для применения нужно умение исследовать и изобретательность ”. [11, стр. 75] Таким образом, современная техника, и прежде всего техни ческое знание, неразрывно связаны с развитием науки.

Сегодня этот тезис никому не надо до казывать.

Однако в истории развития общества соотношение науки и техники постепенно ме нялось.

Концепции техники и технического знания в философии Если проанализировать те проблемы, которые лежат в основании различных концепций техники, то можно выделить четыре структурообразующих отношения, которые и определяют способ рассмотрения техники: техника и человек, техника и природа, техника и бытие, техника и социокультурный мир. В соответствии с этим все многообразие философских концепций техники может быть схематизировано исходя из того или иного типа отношения, которое считается наиболее фундаментальным.

Поэтому можно говорить об антропологии техники, натуралистической онтологии техники, об онтологии техники и культурологии техники.

Таковы типы философских концепций техники, которые, конечно, по-разному определяют и существо техники и перспективы ее развития.

Начать следует с трудов крупнейшего испанского философа Хосе Ортега-и-Гассета (1883-1955), которые пользуются широкой известностью в России, однако мало кому известно, что Ортега один из философов оставивший глубокие и оригинальные размышления о технике. К числу основных трудов философа посвященных тематике техники и технического знания относятся книга “Размышление о технике”, “Вокруг Галилея”, “Восстание масс”, “Тема нашего времени”, а также лекции о технике в летнем университете г.

Сантандер. В своих трудах Ортега исходит из того, что техника - это практические действия, которые изменяют или преобразуют природу. В эти действия обязательно входят изобретения и технические устройства.

Техника, согласно Ортеги и есть совокупность таких актов, которые преображают природу ради удовлетворения потребностей человека: “Человек творит новые, благоприятные обстоятельства.” [5 с. 27] В противовес приспособлению к среде, которое характерно для отношения животного к природе, человек благодаря технике приспособляет среду к себе.

Такова исходная предпосылка его анализа техники. В ходе ее конкретизации Ортега показывает, что техника - это действия, которые не ограничиваются удовлетворением человеческих потребностей, а действия избыточные, направленные на изобретение чего-то, на выполнение плана деятельности. Тем самым, техника уменьшает усилия человека, и, изменяя обстоятельства, улучшает его жизнь. “Техника, - отмечает Ортега, - это главным образом усилие ради сбережения усилий” [19 c.39] Проблематика лекций Ортеги весьма широка.

Техника и жизнь, техника и благосостояние, критика идеи прогресса технического детерминизма, техника и угрозы европейской культуре, направленность развития техники и типы культур, связь техники с точной и строгой наукой, изменчивость и стабильность техники, периодизация развития техники, в основе которой отношение “человек – машина”, превращение человека в придаток машины, техницизм как способ мысли, возникший вместе с Галилеем и получивший в наши дни свою высшую форму, - вот круг проблем, обсуждавшихся Ортегой.

Вопрос о технике перерастает в его лекциях в вопрос о бытии человека в мире.

Ортега исходит из того, что человеческое существование, пребывание в мире вовсе не похоже на пассивное присутствие, что “человек – это онтологический кентавр, одна половина которого вросла в природу, а другая выходит за ее пределы, то есть ей трансцендентна” [19 c.56]. Жить, согласно этому философу, означает иметь дело с миром, обращаться к миру, действовать в нем, заботиться о нем. Жизнь в его интерпретации, тождественна деятельному производству, активному творчеству. А оно немыслимо без технических изобретений и создания технических средств.

Реализация человеком своего бытия в мире невозможна без сбережения человеком своих усилий, которое осуществляется благодаря технике и в технике.

Миссия техники, на его взгляд, это освобождение человека от его слитности с природой, от затраты усилий, перенесение усилий на мир технических средств, на машины. Имя немецкого философа Ханса Блюменберга, по мнению редакции журнала “Вопросы философии” [5, с.28], неизвестно читателю в России. Между тем, он - профессор университетов Гамбурга, Гиссена, Бохума, Мюнстера, член Академии наук и литературы, автор более 150 монографий и статей, освященных различным проблемам современной философии - от философии языка до истории науки, от эстетики до философии техники. В центре внимания Блюменберга - своеобразие науки и картины мира в культуре нового времени.

Вступив в полемику с концепцией М. Хайдеггера о новом времени как времени картины мира, он обращается к феноменологии Гуссерля и ее анализу происхождения науки нового времени, роли науки в кризисе европейской цивилизации и ее интерпретации феномена технизации мира.

Согласно Блюменбергу, феноменология раскрыла существо технизации, не ограничившись анализом мира машин, созданных человеком, а показав, что технический элемент уже содержится в естественнонаучной постановке вопросов, характерной для науки нового времени и особенно для Галилея.

Блюменберг подчеркивает непреходящую ценность анализа Гуссерлем технизации, в том числе и для исследования трансплантации европейской науки в иные культуры, обращая внимание на то, что в этом процессе отсутствует внутренняя мотивация принятия решений о поддержке и заимствовании тех или иных технических нововведений и исследовательских направлений.

Экспорт науки, а точнее ее практически полезных достижений также свидетельствует о технизации науки, об опустошении ее смысла.

Вместе с тем Блюменберг указывает на ряд слабых сторон феноменологического анализа техники. В частности, он отмечает, что технизация нередко рассматривается Гуссерлем как патологический процесс, а философия выступает как терапия, избавляющая европейскую культуру от болезней техницизма и спасающая ее от катастрофы.

Противоречивость феноменологической концепции техники заключается, согласно Блюменбергу, и в том, что с одной стороны, Гуссерль проводит мысль о неизбежной технизации в новоевропейской культуре, а с другой, - платонисткие установки, сохранившиеся в мировоззрении и позднего Гуссерля, приводили к отвержению техники и неприятию технизации, поскольку технизация - неумолимая судьба этой культуры, ведущая ее к кризису. В том анализе феноменологической концепции технизации, который дал Блюменберг, неявно представляется и его собственная интерпретация техники. Ее исходным пунктом является идея о том, что человек с биологической точки зрения существо неприспособленное, недостаточное, открытое, нуждающееся для того, чтобы выжить и жить в производстве искусственного мира артефактов. Это производство (независимо от того, является ли оно материальным или духовным) всегда символично.

Благодаря созданию символического мира человек замещает чуждый ему мир миром искусственным, а отношение человека действительности всегда является опосредованным, избирательным и основывается на метафоризации мира.

Инстинктивные реакции, характерные для животного, замещаются у человека ориентировочным действием, которое предполагает цель, символ, вербальное выражение и понимание.

Нетрудно заметить близость идей Блюменберга о биологической недостаточности и незащищенности человека, о культурно-символическом характере деятельности человека, возмещающей и компенсирующей его биолого-антропологичесую ограниченность с идеями философской антропологии А. Гелена. Мысль Блюменберга об опосредованном характере отношения человека к действительности весьма существенна для философии техники.

Именно она объясняет многообразие форм действительности и миров, в которых живет современный человек, неоднозначность правил, регулирующих его жизнь, метафоричность понимания им мира и самого себя.

Философская концепция техники М. Хайдеггера (1889-1976) противостоит антропологии техники и ее можно назвать онтологией техники. Три работы Хайдеггера, название которых начинается со слов “Вопрос о …”, называются “Вопрос о бытии” (1955), “Вопрос о вещи” (1967) и “Вопрос о технике” (1954) как бы говорят нам, что вопрос, касающийся техники следует рассматривать в соотношении с вопросам о бытии и вещи. В центре его работ - онтологическая интерпретация техники, ее связи с бытием, анализ ее в контексте отношения человека с бытием. Он не приемлет примелькавшееся представление о технике как средстве и как воплощении человеческой деятельности инструментальный и антропологический подходы к технике.

Неявно полемизируя с Ортегой-и-Гассетом и К. Ясперсом, Хайдеггер видит в технике способ конструирования мира.

Техника несет с собой и выражает в себе новое отношение человека к миру, новый способ раскрытия бытия. В этом техника родственна искусству и сопряжена с истинным познанием.

Подобно искусству техника - творчество, отлагающееся в произведении, а поскольку всякое произведение выводит из потаенности в открытость, техника относится к той же области, где сбывается истина.

Однако современная техника связана с забвением бытия и его открытости. В этом исток той угрозы, которую несет с собой техника. Она формирует сугубо технический способ конструирования мира, где природа оказывается поставщиком энергии и материалов, ставится на службу производству как добыванию новых материалов, новой энергии, нового сырья.

Техника из раскрытия потаенности бытия превращается в производящее, добывающее раскрытие, для которого бытие, ставшее сущим, поставлено как состоящее-в-наличии, функционально используемое человеком.

Своеобразие современного сознания заключается в том, что онтологическая природа техники, ее сопряженность с Тайной Бытия исчезает, элиминируется из сознания. Вещь конституируется в горизонте техники, утрачивает свою индивидуальность и самостоятельность, подчиняясь власти собирательного начала - поставления бытия как состоящего-в-наличии.

Способ обнаружения сущности техники, форма раскрытия потаенности бытия, правящего современной техникой, не будучи чем-то техническим Хайдеггер называет поставом (Gestell). Особенностями этого способа отношения человека к бытию, которое с наибольшей силой выражено в технике и которое, по Хайдеггеру составляет миссию и судьбу человека, являются: · · · · · · · · · · Учение Хайдеггера о технике, с особой силой подчеркнувшего риск и опасность техники для современной цивилизации, и одновременно неустранимость технического “орудования” человеком вещами, является составной частью его критики современной цивилизации, его философии языка и концепции метафизики.

Метафизика для него - не просто этап развития философской мысли, сменяемый фундаментальной онтологией. Это - определенный способ бытия, отношения человека к миру, который связан с превращением бытия в сущее, творчества - в добывающее производство, произведения - в постав, с господством утилитарно - добывающего производства и труда, с забвением истины бытия - его Тайны.

Достаточно широко вопрос сущности техники освящен в работах К. Ясперса. Вот какое толкование техники дает этот философ. “Техника возникает, когда для достижения цели вводятся промежуточные средства.

Непосредственная деятельность, подобно дыханию, движению, принятию пищи еще не является техникой. Лишь в том случае, если эти процессы совершаются неверно и для того, чтобы выполнять их правильно говорят о технике дыхания и т. п.”[24 с.117] Далее Ясперс выделяет характерные черты техники, к которым относит следующие: · · · · · · Таково понимание техники и технического знания наиболее крупными ее исследователями.

Рассмотрим далее историю и закономерности их развития. Обзор истории развития техники и технического знания Независимо от того, с какого момента отсчитывать начало науки, о технике можно ска з ать определенно, что она возникла вместе с возникновением человека как вида Homo sapiens и долгое время развивалась независимо от всякой науки. Это, конечно, не означает, что ранее в технике не применялись научные знания. Но, во -первых, сама наука не имела долгое время особой дисциплинарной организации, и, во-вторых, она не была ориентирована на сознательное применение создаваемых ею знаний в техн ической сфере.

Рецептурно-техническое знание достаточно долго противопоставлялось научному знанию, об особом научно-техническом знании вообще вопрос не ставился. “Научное” и “техническое” принадлежали фак т ически к различным культурным ареалам. В более ранний период развития человеческой цивилизации и научное, и техническое знание были органично вплетены в религиозно-мифологическое мировосприятие и не отделялись от практической деятельности. В древнем мире техника, техническое знание и техническое действие были тесно связаны с магическим действием и мифо логическим миропониманием. Один из первых философов техники Альфред Эспинас в своей книге “Возникновение техноло гии”, опубликованной в конце XIX века, писал: “Живописе ц литейщик и скульптор являются работниками, искусство которых оценивается, прежде всего, как необходимая пр ин а д леж н о сть культа. ...Египтяне, например, не намного отстали в механ ике от греков эпохи Гомера, но они не вышли из религиозного ми росозерцания. Более того, первые машины, по-видимому, приносились в дар богам и посвящались культу, прежде чем стали употребляться для полезных целей. Бурав с ремнем был, по-видимому, изобретен индусами для возжигания священного огня – операция, производившаяся чрезвычайно быстро, потому что она и теперь совершается в известные праздники до 360 раз в день.

Колесо было великим изобретением; весьма вероятно, что оно бы л о прежде посвящено богам.

Гейгер полагает, что надо считать самыми древними молитвенные колеса, употребляемые и теперь в буддийских храмах Японии и Тибета, которые отчасти являются ветряными, а отчасти г и дравлическими колесами ... Итак, вся техника этой эпохи, — заключает ав т ор, — имела один и тот же характер. Она была религиозной, традиционной и местной”. В.М. Рогозин в своей статье [15, с.20] приводит пример записанный Т. Хейердалом весьма характерный для анимистических техник. Такая техника включает в себя серию подсмотренных и отобранных в практике эффективных операция, обязательно предполагает ритуальные процедуры, передается устной традицией из поколения в поколение.

Спрашивается, какую роль играют ритуальные процедуры, без которых в архаической культуре не осуществлялось ни одно из серьезных практических дел, а также как архаические люди понимали свои технологии? Когда Тур Хейердал спрашивал старосту аборигенов сохранившего от предков секрет передвижения гигантских статуй, как статуи доставлялись из карьера и поднимались, то он обычно получал ответ: “Фигуры двигались сами собой”. Когда архаичный человек подмечал эффект от какого-либо своего действия, он объяснял его тем, что это действие благоприятно воздействует на души. В этом смысле все древние технологии были магическими и сакральными, то есть способами, влияющими на души помогающие или вредящие человеку. Итак, то, что с современной точки зрения выглядит как настоящая древняя технология и сокровищница древних технических знаний, для архаического человека – способ пробуждения и воздействия на души астральных существ. Наука древнего мира была еще не только неспециализированной и недисциплинарной, но и неотделимой от практики и техники.

Важней ш им шагом на пути развития западной цивилизации была античная революция в науке, которая выделила теоретическую форму познания и освоения мира в самостоятельную сферу человеческой деятельности.

Античная наука была комплексной по самому своему стремлению максимально полного охвата осмысляемого теор е тич е ски и обсуждаемого философски предмета научного исследования.

Специализация еще только намечалась и, во всяком случае, не принимала организованных форм дисциплинарности.

Понятие техники также было существенно отлично от современного. В античности понятие 'тэхнэ' вбирает в себя и технику, и техническое знание, и искус с тво. Но оно не включает теорию.

Поэтому у древнегреческих философов, например, Аристотеля, нет специальных трудов о 'тэхнэ'. Более того, в античной культуре наука и техника рассматривались как принципиально различные виды деятельности. 'В античном мышлении существовало четкое различение эпистеме, на постижении которого основывается наука, и тэхнэ, практического знания, которое необходимо для дела и связано с ним, - писал один извест н ый исследователь. – Тэхнэ не имело никакого теоретического фундамента, античная техника всегда была склонна к рутине, сноровке, навыку; технический опыт передавался от отца к сыну, от матери к дочери, от мастера к ученику.

Древние греки проводили четкое различение теоретического знания и практического ремесла '. Таким образом, техническое знание, существовавшее на данном этапе развития техники, можно назвать несистематизированным и разрозненным, основной способ его получения наблюдение и непосредственно ремесленный труд. В средние века архитекторы и ремесленники полагались в основном на традиционное знание, которое держалось в секрете и которое со временем изменялось лишь незначительно.

Вопрос соотношения ме ж ду теорией и практикой решался в моральном аспекте – например, какой стиль в архитектуре является боле е предпочтительным с божественной точки зрения.

Именно инженеры, художники и практические математики эпохи Возрождения сыграли решающую роль в принятии нового типа практически ориентированной теории.

Изменился и сам со циальный статус ремесленников, которые в своей деятельност и достиг л и высших уровней ренессансной культуры. В эпоху Возрождения наметившаяся уже в раннем Средневековье те нден ция к всеохватывающему рассмотрению и изуче н ию предме т а выразилась, в частности, в формировании и деала энциклопедически развитой личности ученого и инженера, равным обра зом хорошо знающего и умеющего – в самых различных областях науки и техники. В науке Нового времени можно наблюдать иную тенденцию – стремление к специализации и вычленению отдельных аспектов и сторон предмета как подлежащих систематическому ис следованию экспериментальными и математическими сре д ствами.

Одновременно выдвигается идеал новой науки, способной решать теоретическими средствами инженерные задачи, и новой, основанной на науке, техники.

Именно этот идеал привел в конечном итоге к дисциплинарной организации науки и техники. В социальном плане это было связано со становление м профессий ученого и инженера, повышением их статуса в обществе.

Сначала наука многое взяла у мастеров-инженеров эпохи Возрождения, затем в XIX–XX веках профессиональная организация инженерной деятельности стала строиться по образцам действия научного сообщества.

Специализация и профессионализация науки и техники с одновременно й технизацией науки и сциентификацией техники имели результатом п оявление множества научных и технически х дисциплин, сложившихся в XIX-XX веках в более или менее стройное здание дисциплинарно организованных науки и техники. Этот процесс был также тесно связан со становлением и развитием специально-научного и основанного на науке инженерного образования. Итак, можно видеть, что в ходе исторического развития тех ническое действие и техническое знание постепенно отделяютс я от мифа и магического действия, но первоначально опираются еще не на научное, а лишь на обыденное сознание и практику. Это хорошо видно из описания технической рецептуры в многочисленных пособиях по ремесленной технике, направленных на з акрепление и передачу технических знаний новому поколению мастеров. В рецептах уже нет ничего мистически-мифологического, хотя перед нами еще не научное описание, да и техническая терминология еще не устоялась. В Новое время возникает настоятельная необходимость подготовки инженеров в специальных школах. Это уже не просто передача накопленных предыдущими поколениями навыков от мастера к ученику, от отца к сыну, но налаженная и социально закрепленная система передачи технических знаний и опыта через систему профессионального образования. Таким образом, техника большую часть своей истории была мало связана с наукой – люди могли делать, и делали устройства, не понимая, почему они так работают. В то же время естествознание до 19 века решало в основном свои собственные задачи, хотя часто отталкивалось от техники.

Инженеры, провозглашая ориентацию на науку, в своей непосредственной практической деятельности руководствовались ее незначительно. После многих веков такой “автономии” наука и техника соединились в 17 веке, однако лишь к 19 веку это единство приносит свои первые плоды, и только в 20 веке наука становится главным источником новых видов техники и технологии. При этом историю развития техники и технического знания можно условно разделить на четыре периода [16, с.312]: В течение первого периода (донаучного) последовательно формируется три типа технических знаний: практико-методические, технологические и конструктивно-технические.

Описание данного этапа достаточно подробно представлено в этой главе. Во втором периоде происходит зарождение технических наук (со второй половины 18 века до 70-х годов 19 века), происходит формирование научно технических знаний на основе использования в инженерной практике знаний естественных наук и появление первых технических наук. Этот процесс в новых областях практики и науки происходит и сегодня, однако первые образцы такого способа формирования научно-технических знаний относится именно к данному периоду.

Третий период – классический (до середины 19 века) характеризуется построением ряда фундаментальных технических теорий. И для последнего четвертого этапа, который продолжается в настоящее время, характерно осуществление комплексных исследований, интеграции технических наук не только с естественными, но и с общественными науками, и вместе с тем происходит процесс дальнейшей дифференциации технических наук от естественных и общественных. Для проведения методологического анализа технического знания недостаточно привести перечень определенных исторических этапов.

Необходимо дать теоретическое описание генезиса технического знания и технических наук.

Поэтому рассмотрим подробнее процесс формирования технического знания как рационального обобщения информации полученной в процессе трудовой деятельности, а также научных и технических исследований.

Формирование технического знания.

Первая ступень рационального обобщения в ремесленной технике по отдельным ее отраслям была связана с необходимостью обучен и я в рамках каждого отдельного вида ремесленной технологии.

Такого рода справочники и пособия для обучения еще не были строго научными, но уже вышли за пределы мифологической картины мира. В обществе осознавалась необходимость создания системы регулярного обучения ремеслу. В качестве примера можно привести фундаментальный труд немецкого ученого и инженера Георгия Агриколы “О горном деле и металлургии в двенадцати книгах” (1556 г.). Этот труд был, по сути дела, первой производственно-технической энциклопедией и включал в себя практические сведения и рецепты, почерпну т ые у р е месленников, а т а кже из многогранной инженерной практики автора, - сведения и рецепты, относящиеся к производству металлов и сплавов, к вопросам разведки и добычи полезных ископаемых и многому другому. К жанру технической литературы более позд н его времени могут быть отнесены “театры машин” и “театры мельниц” (например, “Общий театр машин” Якоба Лейпольда в девяти томах). Такие издания фактически играли роль первых учебников.

Дальнейшее развитие рационализации технической деятельности могло идти уже только по пути научного обобщения.

Инженеры ориентировались на научную картину мира, но в реальной технической практике господствовал мир “приблизительности”. Образцы точного расчета демонстрировали учёные, разрабатывая все более совершенные научные инструменты и приборы, которые лишь впоследствии попадали в сферу производственной практики.

Взаимоотношения науки и техники в это время определялись еще во многом случайными факторами - например, личными контактами ученых и практиков и т.п.

Вплоть до XIX века наука и техника развиваются как бы по независимым траекториям, являясь, по сути дела, обособленными социальными организмами – каждый со своими особыми системами ценностей. Одним из учебных заведений для подготовки инженеров было Горное училище, учрежденное в 1773 г. в Петербурге. В его программах уже четко прослеживается ориентация на научную подготовку будущих инженеров.

Однако все же подобные технические училища были более ориентированы на практическую подготовку, и научная подготовка в них значительно отставала от уровня развития науки.

Методика преподавания в инженерных учебных заведениях того времени носила скорее характер ремесленного ученичества: инженеры-практики об ъ ясняли отдельным студентам или их небольшим группам, как нужно возводить тот или иной тип сооружений или машин. Новые теоретические сведения сообщались лишь по ходу таких об ъ яснений . Даже лучшие учебники по и н женерному делу, вышедшие в течение XVIII столетия, являются в основном описательными: математические расчеты встречаются в них крайне редко . Постепе н но положение меняется, так как в связи с настоятельной необходимостью регулярной научной подготовки инжене ров, возникает потребность научного описания техники и систематизации накопленных научно-технических знаний. В силу этих причин первой действительно научной технической литературой становятся учебники для высших технических школ. Одной из первых такого рода попыток создания научной технической литературы стали учебники по прикладной механике.

Однако потребовалось почти столетие для того, чтобы полутеоретическое описание всех существующих маши н с точки зрения начертательной геометрии, зало ж енное Гаспаром Монжем в программу обуче н ия инженеров в Парижской политехнической школе, превратилось в подлинную теорию механизмов и машин.

Вторая ступень рационального обобще н ия техники заключалась в обобщении всех существующих областей ремесленной техники. Это было осуществлено в “Общей технологии” (1777 г.) Иоганна Бекманна и его школы, которая была попыткой обобщения приемов технической деятельности различного рода, а также во французской “Энциклопедии” – своде всех существовавших к тому времени наук и ремесел. В своем труде “Введение в технологию или о знании цехов, фабрик и мануфактур ... ” Иоганн Бекманн пытался представить обобщенное описание не столько самих машин и орудий как продуктов технической деятельности, сколько самой этой деятельности, т.е. всех существовавших тогда. Если частная технология рассматривала каждое техническое ремесло отдельно, то формулируемая Бекманом общая технология пыталась систематизировать различные производства в технических ремеслах, чтобы облегчить их изучение.

Классическим выражением стремления к такого рода синтетическому описанию является французская “Энциклопедия”, которая представляла собой попытку, по замыслу создателей, собрать все знания, “рассеянные по земле”, ознакомить с ними всех живущих людей и передать их тем, кто придет на смену. Этот проект, по словам Дидро, должен опрокинуть барьеры между ремеслами и науками, дать им свободу . Однако, все перечисленные попытки, независимо от их претензий на научность, были, по сути дела, лишь рациональным обобщением накопленных технических знаний на уровне здравого смысла.

Следующая ступень рационального обобщения техники находит свое выражение в появлении технических наук и технических теорий. Такое теоретическое обобщение отдельных областей технического знания в различных сферах техники происходит, прежде всего, в целях научного образования инже н еров при ориентации на естественнонаучную картину мира.

Научная техника означала на первых порах лишь применение к технике естествознания. В XIX веке “техническое знание было вырвано из вековых ремесленных традиций и привито к науке, - писал американский философ и историк Э. Лейтон. – “Техническое сообщество, которое в 1800 г. было ремесленным и мало отличалось от средневекового, становится “кривозеркальным двойником” научного сообщества. На передних рубежах технического прогресса ремесленники были заменены новыми фигурами – новым поколением ученых-практиков.

Устные традиции, переходящие от мастера к ученику, новый техник заменил обучением в колледже, профессиональную организацию и техническую литературу создал по образцу научной ”. Итак, техника стала научной - но не в том смысле, что безропотно теперь выполняет все предписания естественных наук, а в том, что вырабатывает специальные – технические – науки.

Наиболее ярко эта линия развития выразилась в программе научной подготовки инженеров в Парижской политехнической школе. Это учебное заведение было основано в 1794 г. математиком и инженером Гаспаром Монжем, создателем начерта тельной геометрии. В программу была заложена ориентация на глубокую математическую и естественнонаучную подготовку будущих инженеров. Не удивительно, что Политехническая школа вскоре стала центром развития математики и математического естествознания, а также технической науки, прежде всего прикладной механики. По образцу данной Школы создавалис ь впоследствии многие инженерные учебные заведения Германии , Испании, США, России.

Технические науки, которые формировались, прежде всего, в качестве приложения различных областей естествознания к оп ределенным классам инженерных задач, в середине XX века об разовали особый класс научных дисциплин, отличающихся от естественных наук, как по объекту, так и по внутренней структуре, но также обладающих дисциплинарной организацией.

Наконец, высшую на сегодня ступень рационального обобщения в технике представляет собой системотехника как попытка комплексного теоретического обобщения всех знаний различных отраслей современной техники и технических наук при ориентации не только на естественнонаучное, но и гуманитарное образование инженеров, то есть при ориентации на системную картину мира.

Системотехника представляет собой особую деятельность по созданию сложных технических систем и в этом смысле является, прежде всего, современным видом инженерной, технической деятельности, но в то же время включает в себя особую научную деятельность, поскольку является не только сферой приложения научных знаний. В ней происходит также и выработка новых технических знаний. Таким образом, в системотехнике научное знание проходит полный цикл функционирования – от его получения до использования в инженерной практике.

Инженер - системотехник должен сочетать в себе талант ученого, конструктора и менеджера, уметь об ъ единять специалистов различного профиля для совместной работы. Для этого ему необходимо разбираться во многих специальных вопросах. В силу сказанного перечень изучаемых в вузах США будущим системотехником дисциплин производит впечатление своим разнообразным и многоплановым содержанием: здесь – общая теория систем, линейная алгебра и матрицы, топология, теория комплексного переменного, интегральные преобразования, векторное исчисление дифференциальные уравнения, математическая логика, теория графов, теория цепей, теория надежности, математическая статистика, теория вероятностей, линейное, нелинейное и динамическое программирование, теория регулирования, теория информации, кибернетика, методы моделирования и оптимизации, методология проектирования с истем, применение инженерных моделей, проектирование, анализ и синтез цепей, вычислительная техника, биологические и социально го , экономические, экологические и информационно-вычислительные системы, прогнозирование, исследование операций и тому подобное. [4, с.149] Из этого перечня видно, насколько широка подготовка современного инженера системотехника.

Однако главное для него – научиться применять все полученные научные и технические знания и навыки для решения двух основных системотехнических задач: обеспечения интеграции частей сложной системы в единое целое и управления процессом создания этой системы.

Поэтому в этом списке внушительное место уделяется системным и кибернетическим дисциплинам, позволяющим будущему инженеру овладеть общими методами исследования и проектирования сложных технических систем, независимо от их конкретной реализации и материальной формы.

Именно в этой области он является профессионалом-специалистом.

Системотехника является продуктом развития традиционной инженерной деятельности и проектирования, но и качественно новым этапом, связанным с возрастанием сложности проектируемых технических систем, появлением новых прикладных дисциплин, выработкой системных принципов исследования и проектирования таких систем.

Особое значение в ней приобретает деятельность, направленная на организацию, н аучно-техническую координацию и руководство всеми видами системотехнической деятельности, а также направленная на стыковку и и н теграцию частей проектируемой системы в единое целое.

Именно последнее составляет ядро системотехники и определяет ее специфику и системный характер. Две последние стадии научного обобщения техники представляю т особый интерес для философского анализа, поскольку именно на этих этапах прослеживается поистине глобальное влияние техники на развитие современного общества. Франц Рело, формулируя основные задачи своей работы, подчеркивает, прежде всего, то огромное влияние на культурные условия мира, которое принадлежит в наши дни технике, опирающейся на научные основы, и техническим знаниям. “Она сделала нас способными достигать в материальном отношении гораздо большего, сравнительно с тем, что было возможно для человечества несколько столетий тому назад ... Повсюду в новейшей жизни, вокруг нас, и вместе с нами, научная техника является нашею действительною слугою и спутницей, никогда не покладающей рук, и только тогда вполне убеждаемся в этом, когда мы, хотя ; только на короткое время, лишаемся ее помощи”. И хотя до сих; пор раздаются голоса против неуклонного развития технических устройств, те, кто их подает, продолжают разъезжать по железной дороге, звонить по телефону и тому подобное, пользоваться всеми благами победившей технической цивилизации и ничуть не задерживают главного движения. Итак, суть научного мето да в технике состоит в следующем: “Если привест и неодушевленные тела в такое положение, такие обстоятельства , чтобы их действие, сообразное с законами природы соответствовало нашим целям, то их можно заставить совершать работу для одушевленных существ и вместо этих последних”. Когда эту задачу начали выполнять сознательно, и возникл а новейшая научная техника.[16, стр.321] Процесс сайентификации техники был бы немыслим без научного обучения инженеров и формирования дисциплинарной организации научно-технического знания по образцу дисциплинарного естествознания.

Однако к середине XX века дифференциация в сфере научно-технических дисциплин и инженерно й деятельности зашла так далеко, что дальнейшее их развитие становится невозможным без междисциплинарных технических исследований и системной интеграции самой инженерной деятельности.

Естественно, что эти системно - интегративные те н денции находят свое отражение в сфере инженерного образования.

Формируется множество самых различных научно-технических дисциплин и соответствующих им сфер инженерной практики.

Появились узкие специалисты, которые знаю т “всё ни о чем” и не знают, что происходит в смежной лаборатории.

Появляющиеся так называемые универсалисты, напротив, знают “ничего обо всём”. И хотя статус этих универсалистов в системе дисциплинарной организации науки и в структуре специализированной инженерной деятельности до сих пор четко не определен, без них сегодня становится просто невозможно не только решение конкретных научных и инженерных задач, но и дальнейшее развитие науки и техники в целом. В любом предприятии необходимо наличие таких универсалов для того чтобы в кризисный момент, возможно было быстрое решение комплексной проблемы для решения которой обычными узкоспециализированными инженерами требуется значительное время. Сами инженерные задачи становятся комплексными, и при их решении необходимо учитывать самые различные аспекты, которые раньше казались второстепенными, например, экологические и социальные аспекты.

Именно тогда, когда возникают междисциплинарные, системные проблемы в технике, значение философии техники существенно возрастает, поскольку они не могут быть решены в рамках какой-либо одной уже установившейся научной парадигмы. Таким образом, ставшая в XX веке традиционной дисциплинарная организация науки и техники долж на быть дополнена междисциплинарными исследованиями совершенно нового уровня. А поскольку будущее развитие науки и техники закладывается в процессе подготовки и воспитания профессионалов, возникает необходимость формирования нового стиля инженерно-научного мышления именно в процессе инженерного образования. Кроме того, в сфере техники и технических наук формируется слой поисковых, фактически фундаментальных исследований, то есть технической теории. Это приводит к специализации внутри отдельных областей технической науки и инженерной деятельности. Само по себе очень важное и нужное разделение труда также порождает целый ряд проблем кооперации и стыковки различных типов инженерных задач.

Естественно, что и эта тенденция находит свое выражение в сфере инженерного образования. Это приводит к тому, что проектная установка проникает в сферу науки, а познавательная — в область инженерной деятельности.

Подобно тому, как это делает философия науки по отношению к научному познанию и научной теории, философия техники н ачинает выполнять рефлексивную функцию по отношению к техническому познанию и технической теории. К сожалению, пока еще очень и очень медленно, но всё отчётливее в инженерное сознание проникает мысль о необходимости обращения к истории техники и науки не только для изучения культурных образцов и познания прошлого, но и для поиска новых технологических решений. Это относится, например, к древним медицинским технологиям, где многовековая проверка традицией дополняется сегодня строгим научным анализом.

История техники, понимаемая не только как история отдельных технических средств, но и как история технических решений, проектов и технических теорий (как успешных, так и нереализованных, казавшихся в свое время тупиковыми) может стать действительной основой не только реализуемого настоящего, но и предвидимого будущего. Знать и предвидеть - задача не столько историческая, сколько философская.

Поэтому философия и история науки и техники должны з анять одно и з важных мест в современном инженерном образовании.

Философия техники имеет в данном случае сходные задачи по отношению к технике, что и философия науки по отношению к науке. Её роль, естественно, возрастает при переходе от простых систем к сложным, а также от специализированных видов технической деятельности к системным и теоретическим исследованиям и видам проектирования.

Процессы, происходящие именно на этих этапах развития технической, лучше ска зать - научно-технической деятельности, требуют в наибольшей степени философского осмысления. В сложной кооперации различных видов и сфер современной инженерной деятельности мож н о выделить три основных направления, требующих различной подготовки соответствующих специалистов. Во-первых, это – инженеры - производственники, которые призваны выполнять функции технолога, организатора производства и инженера по эксплуатации.

Такого рода инженеров необходимо готовить с учётом их преимущественной практической ориентации. Во-вторых, это – инженеры–исследователи–разработчики, которые должны сочетать в себе функции изобретателя и проектировщика, тесно связанные с научно-исследовательской работой в области технической науки. Они становятся основным звеном в процессе соединения науки с производством. Им требуется основательная научнот ех н ическая подготовка.

Наконец, в-третьих, это – инженеры - системотехники или, как их часто называю т , “системщики широкого профиля”, задача которых – организация и управление сложной инженерной деятельностью, комплексное исследование и системное проектирование.

Подготовка такого инженера-организатора и универсалиста требует самой широкой системной и методологической направленности и междисциплинарности. Для такого рода инженеров особенно важно междисциплинарное и общегуманитарное образование, в котором ведущую роль могла бы сыграть философия науки и техники. [ 16, стр.327] Таким образом, именно две последние ступени рационального обобщения в технике представ л яют наибольший интерес для философско-методологического анализа, а именно – методология технических наук, инженерного, а затем и системного проектирования.

Именно в этой сфере и н тересы философии техники и философии науки особенно тесно переплетаются.

Философия науки предоставляет философии техники, выработанные в ней на материале естественнонаучного, прежде всего физического, познания средства методологического анализа; философия техники дает новый материал – технические науки – для такого анализа и дальнейшего развития самих методологических средств. Далее рассмотрим методы генерации технического знания, а именно фундаментальные и прикладные исследования в технических науках.

Фундаментальные и прикладные исследования в технических науках Пр и кладное исследование – это такое исследование, результаты которого адресованы производителям и заказчикам и которое направляется нуждами или желаниями этих клиентов, фундаментальное – адресовано другим членам научного сообщества.

Современная техника не так далека от теории, как это иногда кажется. Она не является только применением существующего научного знания, но имеет творческую компоненту.

Поэтому в методологическом плане техническое исследование (т.е. исследование в технической науке) не очень сильно отличается от научного. Для современной инженерной деятельности требуются не только краткосрочные исследования, направленные на решение специальных задач, но и широкая долговременная программа фундаментальных исследований в лабораториях и институтах, специально предназначенных для развития технических наук. В то же время современные фундаментальные исследования (особенно в технических науках) более тесно связаны с приложениями, чем это было раньше. Для современного этапа развития науки и техники харак т ерно использование методов фундаментальных исследований для решения прикладных проблем. Тот факт, что исследование является фундаментальным, еще не означает, что его результаты неутилитарны.

Работа же, направленная на прикладные цели, может быть весьма фундаментальной.

Критериями их разделения являю тс я в основном временной фактор и степень общности.

Вполне правомерно сегодня говорить и о фундаментальном промышленном исследовании.

Хороший техник ищет решения, даже если они еще не полностью приняты наукой, а прикладные исследования и разра ботки все более и более выполняются людьми с исходной подготовкой в области фундаментальной науки. Таким образом, в научно-технических дисциплинах необходимо четко различать исследования, включенные в непосредствен н ую инже н ерную деятельность (независимо от того, в каких организационных формах они протекают), и теоретические исследования, которые мы будем далее называть технической теорией. Для того чтобы выявить особенности технической теории, ее сравнивают, прежде всего, с естественнонаучной. Г. Сколимовский писал: “техническая теория со з дает реальность, в то время как научная теория только исследует и об ъ ясняет ее”. [16,с.321] По мнению Ф. Раппа, решительный поворот в развитии технических наук состоял “в связывании технических знаний с математико-естественнонаучными методами ”. Этот автор различает также “гипотетико-дедуктивный метод” (идеализированная абстракция) естественнонаучной теории и “проективно-прагматический метод” (общая схема действия) технической науки. Г. Беме отмечал, что “техническая теория составляется так, чтобы достичь определенной оптимизации ”. Для современной науки характерно ее “ответвление в специальные технические теории”.[16, стр.326] Это происходит за счет построения специальных моделей в двух направлениях: формулировки теорий технических структур и конкретизации общих научных теорий. Можно рассмотреть в качестве примера становление химической технологии как научной дисциплины, где осуществлялась разработка специальных моделей, которые связывали более сложные технические процессы и операции с идеализированными об ъ ектами фундаментальной науки. По мнению Б е ме, многие первые научные теории были, по сути дела, теориями научных инструментов, т.е. технических устройств: например, физическая оптика – это теория микроскопа и телескопа, пневматика – теория насоса и барометра, а термодинамика – теория паровой машины и двигателя. Марио Бунге подчеркивал, что в технической науке теория – не только вершина исследовательского цикла и ориентир для дальнейшего исследова н ия, но и основа системы правил, предписывающих ход оптимального технического действия. Такая теория либо рассматривает объекты действия (например, машины), либо относится к самому действию (например, к решени ям, которые предшествуют и управляют производством или использованием машин). Бунге различал также научные законы, описывающие реальность, и технические правила, которые описывают ход действия, указывают, как поступать, чтобы достичь определенной цели (являю т ся инструкцией к выполнению действий). В отличие от закона природы, который говорит о том, какова форма возможных событий, технические правила являются нормами. В то время как утверждения, выражающие законы, могут быть более или менее истинными, правила могут быть более или менее эффективными.

Научное предсказание говорит о том, что случится или может случиться при определенных обстоятельствах.

Технический прогноз, которы й исходит из технической теории, формулирует предположение о том, как повлиять на обстоятельства, чтобы могли произойти определенные события или, напротив, их можно было бы предотвратить . [16, с.326] Наибольшее различие между физической и технической теориями заключается в характере идеализации: физик может сконцентрировать свое внимание на наиболее простых случаях, например, элиминировать трение, сопротивление ж и дкости и так далее, но всё это является весьма существенным для технической теории и должно приниматься ею во внимание. Таким образом, техническая теория имеет дело с более сложной реальностью, поскольку не может элиминировать сложное взаимодействие физических факторов, имеющих место в машине.

Техническая теория является менее абстрактной и идеализированной, она более тесно связана с реальным миром инженерии.

Специальный когнитивный статус технических теорий выражается в том, что технические теории имеют дело с искусственными устройствами, или артефактами, в то время как научные теории относятся к естественным объектам.

Однако противопоставление естественных объектов и артефактов еще не дает реального основания для проводимого различения. Почти все явления, изучаемые современной экспериментальной наукой, созданы в лабораториях и в этом плане представляют собой артефакты. По мнению Э. Лейтона, техническую теорию создает особый слой посредников – “ученые-инженеры” или “инженеры-ученые”. Ибо для того, чтобы информация перешла от одного сообщества (ученых) к другому (инженеров), необходима ее серьезная переформулировка и развитие. Так, Максвелл был одним из тех ученых, которые сознательно пытались сделать вклад в технику (и он действительно оказал на нее большое влияние). Но потребовались почти столь же мощные творческие усилия британского инженера Хэвисайда, чтобы преобразовать научные труды Максвелла в форму приемлимую в технике. Таким посредником был, например, шотландский ученый-инженер Рэнкин – ведущая фигура в создании термодинамики и прикладной механики, которому удалось связать практику построения паровых двигателей высокого давления с научными законами. Для такого рода двигателей закон Бойля -Мариотта в чистом виде не применим.

Рэнкин доказал необходимость развития промежуточной формы знания – между физикой и техникой.

Действия машины должны основываться на теоретических понятиях, а свойства материалов выбираться на основе твердо установленных экспериментальных данных. В паровом двигателе изучаемым материалом был пар, а законы действия были законами создания и исчезновения теплоты, установленными в рамках формальных теоретических понятий.

Поэтому работа двигателя в равной мере зависела и от свойств пара (устанавливаемых практически), и от состояния теплоты в этом паре.

Рэнкин сконцентрировал свое внимание на том, как законы теплоты влияют на свойства пара. Но в соответствии с его моделью, получалось, что и свойства пара могут изменить действие теплоты.

Проведенный анализ действия расширения пара позволил Рэнкину открыть причины потери эффективности двигателей и рекомендовать конкретные мероприятия, уменьшающие негативное действие расширения.

Модель технической науки, предложенная Рэнкиным, обеспечила применение теоретических идей к практическим проблемам и привела к образованию новых понятий на основе объединения элементов науки и техники . Технические теории в свою очередь оказывают большое обратное влияние на физическую науку и даже в определенном смысле на всю физическую картину мира.

Например, (по сути, - техническая) теория упругости была генетической основой модели эфира, а гидродинамика – вихревых теорий материи. Таким образом, в современной философии техники исследователям удалось выявить фундаментальное теоретическое исследование в технических науках и провести первичную классификацию типов тех н ической теории.

Разделение исследований в технических науках на фундаментальные и прикладные позволяет выделить и рассматривать техническую теорию в качестве предмета особого философско-методологического анализа и перейти к изучению ее внутренней структуры.

Голландский исследователь П. Кро с с утверждал, что теория, имеющая дело с артефактами, обязательно претерпевает изменение своей структуры. Он подчеркивал, что естественнонаучные и научно-технические знания являются в равной степени знаниями о манипуляции с природой, что и естественные, и технические науки имеют дело с артефактами и сами создают их.

Однако между двумя видами теорий существует также фундаментальное отличие, и оно заключается в том, что в рамках технической теории важнейшее место принадлежит проектным характеристикам и параметрам . [1, с.82] Исследование соотношения и взаимосвязи естественных и технических наук направлено также на то, чтобы обосновать возможность использования при анализе технических наук методологических средств, развитых в философии науки в процессе исследования естествознания. При этом в большинстве работ анализируются в основном связи, сходства и различия физической и технической теории (в ее классической форме), которая основана на применении к инженерной практике главным образом физических знаний.

Однако за последние десятилетия возникло множество технических теорий, которые основываются не только на физике и могут быть названы абстрактными техническими теориями (например, системотехника, информатика или теория проектирования), для которых характерно включение в фундаментальные инженерные исследования общей методологии. Для трактовки отдельных сложных явлений в технических разработках могут быть привлечены часто совершенно различные, логически не связанные теории. Такие теоретические исследован и я становятся по самой своей сути комплексными и непосредственно выходят не только в сферу “природы”, но и в сферу “культуры”. “Необходимо брать в расчет не только взаимодействие технических разработок с экономическими факторами, но также связь техники с культурными традициями, а также психологическими, историческими и политическими факторами ”. [2, с.61] Таким образом, для дальнейшего рассмотрения философии техники и сущности технического знания необходимо перейти в сферу анализа социального контекста научно-технических знаний.

Социальный аспект технических знаний.

Специализация в инженерной деятельности приводит возникновению ряда противоречий связанных с тем, что инженер все чаще концентрирует свое внимание лишь на части сложной технической системы, а не на целом и при этом все более удаляется от непосредственного потребителя его изделия, конструируя технический артефакт отделенным или оторванным от человека.

Непосредственная связь производителя и потребителя характерная для ремесленной технической деятельности нарушается.

Однако сегодня создание какого-либо устройства не просто техническая разработка, но и создание эффективной системы поддержки его жизненного цикла.

Строительство электростанций, химических заводов и подобных технических систем требует не просто учета экологической обстановки, а формирует экологические требования как исходные для проектирования. Все это выдвигает новые требования как к инженеру и проектировщику, так и к представителям технической науки. Их влияние на природу и общество столь велико, что социальная ответственность их перед обществом неизменно возрастает, особенно в последнее время.

Современный инженер – это не просто технический специалист, решающий узкие профессиональные задачи. Его деятельность связана с природной средой, основой жизни общества и самим человеком.

Поэтому ориентация инженера только на естествознание, технические науки и математику не отвечает его подлинному месту в научно-техническом развитии современного общества. Решая свои специализированные задачи или получая новое техническое знание, инженер активно влияет на общество, природу, других людей и, причем не всегда лучшим способом. Это отмечал в своей работе “В защиту общих идей в технике” (1915 г.) русский инженер-механик и философ техники П.К. Энгельмейер: “Прошло то время, когда вся деятельность инженера протекала внутри мастерских и требовала от него одних только чистых технических познаний.

Начать с того, что уже сами предприятия, расширяясь, требуют от руководителя и организатора, чтобы он был не только техником, но и юристом, и экономистом и социологом”. Задача современного инженерного корпуса – это не просто создание технического устройства, механизма или машины, а также обеспечение их нормального функционирования в обществе, удобство обслуживания, бережное отношение к окружающей среде и т.д.

Проводя аналогию с примером внедрения автоматизированных систем управления (АСУ) приведенным в [16, с.365] и основываясь на личном опыте по внедрении автоматизированных банковских систем (АБС) хочу отметить, что узкотехнический подход к созданию сложных человеко-машинных систем является недостаточным. Часто игнорирование специфики человеческого сознания, в случае с внедрением АСБ, сознания пользователей вызывает провал проекта корректно реализованного с технической точки зрения. Если при этом не учитывается, что социальный организм коллектива, в котором происходит внедрение, должен быть частично или полностью перестроен, то вместо общего улучшения работы и снижения трудоемкости произойдет увеличение штата работников. Но если к указанному процессу подойти более основательно и выявить основы информационных требований пользователей системы, их корпоративные традиции и привычки, то можно предложить им более подходящий для их случая способ использования той же самой технической или программной системы, или найти способ указать им на то как им необходимо перестроить технологический процесс для достижения наилучшего результата и избежания социальных проблем внутри коллектива.

Поэтому, как уже отмечалось выше, инженер и тем более системный интегратор должен обладать практическими навыками не только в своей непосредственной области деятельности но и в психологии, социологии, менеджменте и наконец в философии для того чтобы быть в состоянии решить встающие перед ним проблемы.

Значительное время среди работников отделов автоматизации различных предприятий витала идея о предельном случае автоматизированной системы – системы автоматической, системы в которой полностью исключен труд людей. И чаще всего эта идея не имела рационального обоснования, это была “автоматизация ради автоматизации”. Однако в последнее время мысль о том, что АСУ, АБС и т.д. являются, прежде всего, социально-экономическими системами, все прочнее утверждается в сознании инженерного персонала. При этом машинные или программные компоненты выступают как подчиненные более общей и глобальной социально экономической задаче. Таким образом, новое состояние в системном проектировании представляет собой проектирование систем человеческой деятельности, то есть речь идет о социопроектировании [16, с.365] в котором главное внимание должно уделяться не машинным компонентам, а человеческой деятельности, ее социальным и психологическим аспектам.

Специфика социопроектирования заключается, в его гуманитаризации.

Проектирование само становится источником формирования проектной тематики и вступает тем самым в сферу культурно исторической деятельности. В нем формируется особый методический слой, направленный на выработку норм и предписаний для проектных процедур, и теоретический слой, обеспечивающий методистов знаниями об этих процедурах. На примере инженерно-психологического проектирования наиболее отчетливо видно, что здесь осуществляется проектирование именно человеческой деятельности в человеко-машинных системах. Это комплексный вид деятельности, методологической основой которого является системный подход.

Первоначально в инженерно-психологическом проектировании человеческие факторы рассматривались лишь наряду с машинными компонентами или даже как подчиненные им, а на современном этапе идет речь о проектировании человеческой деятельности, в которую включены машинные или программные средства. В социальном проектировании объектом проектирования становится коллективная человеческая деятельность, поэтому оно должно неизбежно ориентироваться на социальную проблематику как на определяющую.

Социальное проектирование выходит за пределы традиционной схемы “наука-инженерия-производство” и замыкается на самые разнообразные виды социальной практики (например, обучение, обслуживание и т.д.), где классическая инженерная установка перестает действовать, а иногда имеет и отрицательное значение. Все это ведет к изменению самого содержания проектной деятельности, которое прорывает ставшие для него узкими рамки инженерной деятельности и становится самостоятельной сферой современной культуры. [16, с.371] Социотехническая установка современного проектирования оказывает влияние на все сферы инженерной деятельности и всю техносферу. Это выражается прежде всего в признании необходимости социальной оценки техники и технического знания, в осознании громадной степени социальной ответственности инженера – рядового носителя технического знания.

Инженер должен прислушиваться не только к голосу ученых и технических специалистов и голосу собственной совести, но и к общественному мнению, особенно если результаты его работы могут повлиять на здоровье и образ жизни людей, нарушить равновесие природной среды и т.д. Когда влияние инженерной деятельности становиться глобальным, ее решения перестают быть узко профессиональным делом, становятся предметом всеобщего обсуждения, а иногда и осуждения. И хотя научно-техническая разработка остается делом специалистов, принятие решений по такого рода проектам – прерогатива общества.

Последствия использования новых технических знаний, внедрения новой техники и технологии может привести к необратимым негативным последствиям для всей человеческой цивилизации и земной биосферы. Перед лицом вполне реальной экологической катастрофы, могущей быть результатом технологической деятельности человечества, необходимо переосмысление самого представления о научно-техническом и социально-экономическом прогрессе. Еще в начале нашего столетия русский инженер и философ техники П. К. Энгельмейер писал: «Инженеры часто и справедливо жалуются на то что другие сферы не хотят признать за ними то важное значение, которое по праву принадлежит инженеру… Но готовы ли сами инженеры для такой работы?… Инженеры по недостатку по недостатку общего умственного развития, сами ничего не знают и знать не хотят о культурном значении своей профессии и считают за бесполезную трату времени рассуждения об этих вещах… Отсюда возникает задача перед самими инженерами: внутри собственной среды повысить умственное развитие и проникнуться на основании исторических и социологических данных всею важностью своей профессии в современном государстве». [22, с.113] Заключение ХХ век может быть охарактеризован как всё расширяющееся использование техники и технических знаний в самых различных областях социальной жизни.

Техника начинает всё активнее применяться в различных сферах управления. Она реально начинает воздействовать на выбор тех или иных путей социального развития. Эту новую функцию техники и технических знаний иногда характеризуют как превращение их в социальную силу. При этом усиливаются мировоззренческие функции техники и её роль как непосредственной производительной силы.

Современная философия техники рассматривает развитие техническое познание как социокультурный феномен. И одной из важных её задач является исследование того, как исторически меняются способы формирования нового технического познания и каковы механизмы воздействия социокультурных факторов на этот процесс.

Философия техники не ставит своей обязательной задачей чему-то учить. Она не формулирует никаких конкретных рецептов или предписаний, она объясняет, описывает, но не предписывает.

Философия техники в наше время преодолела ранее свойственные ей иллюзии в создании универсального метода или системы методов, которые могли бы обеспечить успех для всех приложений во все времена. Она выявила историческую изменчивость не только конкретных методов, но и глубинных методологических установок, характеризующих техническую рациональность.

Современная философия техники показала, что сама техническая рациональность исторически развивается, и что доминирующие установки технического сознания могут изменяться в зависимости от типа исследуемых объектов и под влиянием изменений в культуре, в которые техника вносит свой специфический вклад. В ходе моих исследований данной темы философии техники и технического знания в трудах философов прошлого и наших современников, я отметил следующие основные моменты: 1. 2. 3. 4. 5. Список литературы

1 Анохин В. В. Философские проблемы инженерно-технического труда. М., Высшая школа, 1983 .
2 Арзаканян Ц. Философия техники как новая область знания. // Вестник высшей школы, 1990, № 4, с. 58 - 66
3 Бек Х. Сущность техники. // Философия техники в ФРГ. М., Наука 1989.
4 Волков Г. Н. Истоки и горизонты прогресса. М.: Политиздат 1976 г. 335 с
5 Вопросы философии.

Философия техники (от редакции) № 10 1993 г.

6 Вригт. Г. Х. – Философия техники Николая Бердяева. №4, 1995 с.69
7 Кампиц П. – Хайдеггер и Витгенштейн: критика метафизики – критика техники – этика.

Вопросы философии №5, 1998, с.49-55

8 Лебедев О. Т. Научно-техническая революция и философские проблемы формирования инженерного мышления. М., Высшая школа, 1973.
9 Ленк Г. – Проблема ответственности в этике экономики и технологии. №11 1998, с. 30-42
10 Мелещенко Ю. С. Техника и закономерности её развития. Л., 1970. 248 с.
11 Мелещенко Ю. С. Человек, общество, техника.

Лениздат, 1965 г. 344 с.

12 Митчем К. Что такое философия техники? М.: Аспект-пресс, 1995, 149 с.
13 Рапп Ф. Техника и естествознание //Философия техники в ФРГ. М., 1989. С.278-279.
14 Рогозин В.М. Методологический анализ проблем философии техники.

Таможенное право

Медицина

Литература, Лингвистика

Технология

Физика

Культурология

История

Уголовное право

Разное

Философия

Экскурсии и туризм

Маркетинг, товароведение, реклама

Программирование, Базы данных

Бухгалтерский учет

Микроэкономика, экономика предприятия, предпринимательство

Охрана природы, Экология, Природопользование

Политология, Политистория

Право

География, Экономическая география

Физкультура и Спорт

Педагогика

Историческая личность

Иностранные языки

Экономическая теория, политэкономия, макроэкономика

Правоохранительные органы

Материаловедение

Юридическая психология

Религия

Муниципальное право России

Ценные бумаги

Биология

Геология

Трудовое право

Радиоэлектроника

Социология

Транспорт

Психология, Общение, Человек

Программное обеспечение

Компьютеры и периферийные устройства

Международные экономические и валютно-кредитные отношения

Математика

Искусство

Металлургия

Техника

Менеджмент (Теория управления и организации)

Сельское хозяйство

Теория государства и права

Военная кафедра

Ветеринария

Теория систем управления

Банковское дело и кредитование

Международное частное право

Государственное регулирование, Таможня, Налоги

Химия

История экономических учений

Компьютерные сети

Здоровье

Налоговое право

Финансовое право

Биржевое дело

Музыка

Астрономия

Экологическое право

Римское право

История политических и правовых учений

Криминалистика и криминология

Семейное право

Административное право

Экономико-математическое моделирование

Пищевые продукты

Жилищное право

Подобные работы

Основные проблемы и понятия философии досократиков

echo "Выполнила: Захарова Т. А., 101 гр., вечернее отделение. Проверил: Густырь А. В. 2001 год. Содержание: TOC o '1-3' 1.Введение. PAGEREF _Toc530800814 h 2. Милетская школа PAGEREF _Toc530800815 h

Сибирская интеллигенция

echo "Конкретные направления в изучении проблемы - научная, педагогическая, медицинская, литературно-публицистическая и краеведческая деятельность репрессированных участников освободительного движения

Философия Нового времени

echo "Важнейшая отличительная черта философии Нового времени по сравнению со схоластикой – это новаторство. Но следует особо подчеркнуть, что первые философы Нового времени были учениками неосхоластов

Контрфилософия или что желательно знать о философии

echo "Однажды, проходя мимо механнико-математического факультета, я услышал фразу: «когда выходишь с философии, чувствуешь, что тебя как будто в центрифуге прокрутили», что, в общем, отражает состояни

Техническое знание: место и роль в жизни общества

echo "Неудивителен, поэтому выбор темы философии техники и технического знания для аспиранта технического вуза, так как в этой теме затрагиваются если не все, то многие проблемы, с которыми ему неизбе

Кант

echo "Говоря о Канте, нередко используют термин «пиетизм», означающий богопочитание, богобоязненность, внутреннюю религиозность. Кант учился в Фридериканской коллегии – хорошем по тем временам учебном

Время и пространство в философии

echo "Москва 2002 г. Оглавление TOC o '1-3' h z u Введение PAGEREF _ Toc 536358837 h 3 Развитие представлений о пространстве – времени до 20-го века. PAGEREF _Toc536358838 h 4 Понятие пространства и

Философия права

echo "Первоначально термин «философия права» появился в юридической науке. Его автором был немецкий юрист Г. Гуго, который пользовался им для более краткого обозначения «философии позитивного права».